Глазурь для обжига своими руками

Глазурь для обжига своими руками
Глазурь для обжига своими руками

ГОРШОК

Горшок - ("горнец") и "гончар" ("горънчар") происходят от древнерусского "грънъ" ("горн" – плавильная печь), по В. Далю: (так же и для цветов) – округлый, облый глиняный сосуд различного вида, выжженный на огне. Также - низкий устойчивый сосуд с широким горлом, может иметь разнообразное предназначение. Корчага, южн. макитра, самый большой горшок, репкой, с узким дном; горшки или корчаги плавильные, стекловарные, более или менее таковы же; горшок щаной, тамб. естальник, ряз. егольник, того же вида, равно кашник, но только поменьше. Горшочки называются: махотка, горшенятко, малыш. Высокие горшки, узкогорлые, для молока: глек, балакирь, кринка, горнушка, горлач. На протяжении многих столетий был главным кухонным сосудом на Руси. Им пользовались в царских и боярских поварнях, на кухнях горожан, в избах крестьян. Форма горшка не менялась во все время его существования и была хорошо приспособлена для приготовления еды в русской духовой печи, в которой горшки находились на одном уровне с горящими дровами и обогревались не снизу, как на открытом очаге, а сбоку. Горшок, поставленный на под печи, обкладывался вокруг нижней части дровами или углями и тем самым оказывался охваченным жаром со всех сторон. Форму горшка удачно нашли гончары. Если бы он был более плоским или имел более широкое отверстие, то закипевшая вода могла выплеснуться на под печи. Если бы горшок имел узкое длинное горло, процесс закипания воды проходил бы очень медленно. Горшки изготавливались из специальной горшечной глины, жирной, пластичной, синего, зеленого или грязно-желтого цвета, в которую добавляли кварцевый песок. После обжига в горне она приобретала красновато-коричневый, бежевый или черный цвет, в зависимости от первоначального цвета и условий обжига. Горшки редко орнаментировались, их украшением служили узкие концентрические круги или цепочка из неглубоких ямочек, треугольничков, выдавленных вокруг венчика или на плечиках сосуда. Блестящая свинцовая глазурь, придававшая привлекательный вид только что изготовленному сосуду, накладывалась на горшок с утилитарными целями - придать сосуду прочность, влагоустойчивость. Отсутствие украшений было обусловлено назначением горшка: быть всегда в печке, лишь ненадолго в будни показываться на столе во время завтрака или обеда.

ГОРШОК БРАТИНА

Горшок Братина - посуда, в которой подавалась еда к столу, отличается от обыкновенного горшка ручками. Ручки к горшку приклеиваются так, чтобы за них было удобно браться, но они не должны очень сильно выходить за габариты горшка.

ГОРШОК ДЛЯ ТОПЛЕНИЯ МАСЛА
Горшок для топления масла - специализированная форма керамической посуды, имела волнистую каёмку и непосредственно ручку для снятия с печи.

ГУСЯТНИЦА

Гусятница - керамическая утварь для жарения мяса, рыбы, картофеля, приготовления запеканок, яичниц в русской печи. Представляла собой глиняную сковороду с невысокими (около 5-7 см) бортиками, овальной или, реже, круглой формы. На венчике имелся неглубокий желобок для сливания жира. Латка могла быть с ручкой и без нее. Ручка была прямой, короткой, полой. В нее обычно вставлялась деревянная рукоятка, которая вынималась, когда латку устанавливали в печь.

ЕНДОВА

Ендова - низкая, большая керамическая, луженая братина, с рыльцем, для пива, браги, меду; в ендове подают питья на пирах; она же есть в распивочных и кабаках, на кораблях и пр. Крестьяне зовут ендовой и деревянную, высокую посудину, жбан, коновку.

 

 

 

 

ЖАРОВНЯ

Жаровня - печка в виде сосуда, наполненного горячими углями. Жаровни представляют собой одну из примитивных кухонных принадлежностей, и употребление их у нас сокращается день ото дня. У турок и в Малой Азии существуют разнообразные формы и виды жаровен, и употребление их тоже имеет разные назначения, например для варки кофе, для раскуривания трубок и проч..

КАНДЮШКА

Кондюшка, кондея - то же, что ендова. Вятская, Нижегородская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тверская губернии. Это чаша, небольшого размера, из дерева или глины, иногда с ручкой, использовалась для питья кваса, перетапливания масла и подачи его на стол.

КАНОПКА

Канопка - глиняный сосуд, выполняющий функции кружки. Псковская губерния.

КАЦЕЯ

Кацея - в старину жаровня, по объяснению азбуковников, "судина до каждения". Кацеи в старину делались с ручками, глиняные, каменные, железные, медные и серебряные. Архиепископ Филарет (Гумилевский) видит в Кацее кропильные чаши, указывая на чешское "кацати" - брызгать водою.
КАШНИК ГОРШОК

Кашник - маленький горшочек с одной ручкой. Предназначался для жарки и подачи на стол густых (вторых) блюд и каш.

 

 

 

 

 

 

 

КИСЕЛЬНИЦА

Кисельница - большая миска с носиком. Кисельница - кувшин для подачи киселя на стол. Удобный предмет и для ковша и для половника и для кружки, а также с носиком для слива остатка киселя.

КОРЧАГА


Корчага - глиняный сосуд больших размеров, имевший самое разнообразное назначение: он использовался для нагревания воды, варки пива, кваса, браги, бучения - кипячения белья со щелоком. Корчага могла иметь форму горшка, кувшина с вытянутым, почти цилиндрическим туловом. Корчаги-кувшины имели ручку, укрепленную на горловине, и неглубокий желобок - слив на венчике. В корчагах-горшках пиво, квас, вода сливались через отверстие в тулове, расположенное около донца. Его обычно затыкали пробкой. Корчага не имела, как правило, крышки. При варке пива горловину закрывали холстом, обмазав его тестом. В печи тесто запекалось в плотную корку, герметически закупоривая сосуд. При кипячении воды, бучении белья сосуд закрывали доской после того, как огонь в печи прогорал. Пиво, квас, воду сливали из корчаги через отверстие в нижней части тулова. Корчаги были широко распространены по всей России. В каждом крестьянском хозяйстве их обычно было по несколько штук разных размеров, от корчаг в полведра (на 6 л) до корчаг на два ведра (24 л). 2. То же, что таган. В Киевской Руси 10-12 вв. глиняный сосуд с острым или круглым дном, расширяющийся кверху, с двумя вертикальными ручками у узкого горла. По форме похожа на античную амфору и так же, как амфора, предназначалась для хранения и перевозки зерна и жидкости. Изображения корчаги имеются в древнерусских миниатюрах. Обломки их часто встречаются при археологических раскопках древнерусских городов. На корчаге найденной в Гнездовском кургане, выцарапано слово «гороушна» или «гороухща», т. е. горчичные зерна, горчица. Это слово - древнейшая русская надпись (начало 10 в.). Встречаются и другие надписи. Так, на сосуде 11 в., найденном в Киеве, написано «Благодатнеша плона корчага сия» (т. е. «Благодатна полная эта корчага»). В современном русском языке словом «корчага» обозначается большой, обычно глиняный горшок с очень широким устьем. В украинском языке сохранилось представление о корчаге, как о сосуде с узким горлом.

КРЫНКА (КРИНКА)


Крынка - линяный сосуд для хранения и подачи молока на стол. Характерной особенностью кринки является высокое, довольно широкое горло, плавно переходящее в округлое тулово. Форма горла, его диаметр и высота рассчитаны на обхват рукой. Молоко в таком сосуде дольше сохраняет свою свежесть, а при прокисании дает толстый слой сметаны, который удобно снимать ложкой. В русских деревнях кринкой часто называли также глиняные чаши, миски, кружки, используемые для молока.
КУВШИН


Кувшин - кувшинчик умалительно, кукшин,кука - глиняный, стеклянный или металличесюй сосуд, сравнительно высокий, бочковатый, с пережабиною под горлом, с ручкою и носком, иногда с крышкою, урна, ваза.

КУВШИН КРУПНИК


Кувшин крупник (или пудовик) - ёмкость для хранения сыпучих продуктов (15-16 кг.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КУБЫШКА

Кубышка - то же, что и ковш, солонка, круглой формы, с крышкой. Глиняный сосуд с широким туловом, иногда с ручкой. Владимирская, Костромская, Самарская, Саратовская, Смоленская, Ярославская губернии.

ЛАТКА

Латка - древняя глиняная продолговатая сковорода для жарки овощей. Латки обычно закрывались глиняной крышкой, под которой мясо не столько жарится, сколько парится - «пряжится» в собственном соку. Картофель, овощи «пряжатся» под крышкой в сметане или масле. Латки были широко распространены как в городах, так и в деревнях уже в XV-XVII вв., использовались в крестьянском хозяйстве вплоть до середины XX в.

МИСКА

Миски - небольшие глиняные или деревянные мисочки для индивидуального пользования. Существовали специальные «постные» миски, которые вместе с подобными горшками и ложками употреблялись только в постные дни. В свадебной обрядности северных губерний миску заодно со свадебным хлебом и другими предметами утвари зашивали в скатерть, которую молодые должны были расшить после посещения бани. С помощью миски гадали: миску с водой, на которой складывался «мост» из соломы, перед сном девушка ставила в изголовье кровати или под нее, прося своего будущего мужа провести ее через мост. В день Андрея Первозванного, 30 ноября (13 декабря), миску с кашей девушки устанавливали на воротах и шептали: «Сужене и гужене, ходи со мною кашу ести!» - после чего им должен был привидеться образ жениха. Известно использование миски в народной медицине. Во время особого вида лечения - «обрызгивания» - в пустой избе ставилась миска с водой, по углам раскладывались соль, зола, уголь. Человек, пришедший к знахарю для лечения, должен был лизать разложенные по углам предметы и запивать их водой из миски. В это время знахарь читал наговоры. На третий день человеку давалась громовая стрела и словесно передавались наговоры. При лечении соняшницы (брюшная болезнь) знахарь просил миску, в которую «вошло бы три штофа воды», пеньку и кружку. Миску с водой ставил больному на живот, пеньку зажигал и обматывал ею больного. После чего опускал пеньку в кружку, а кружку ставил в миску и читал наговоры. Крики больного во время совершения лечения приписывались «удалению нечистой силы». После окончания лечения знахарь давал больному выпить воды. Термин миска известен с глубокой древности. В XII в. большую общую миску, из которой ели несколько человек, Даниил Заточник называл «солилом». В XVIII-XIX вв. термин миска был распространен по всей России. В это время миской иногда стали называть и другие предметы утвари - блюдо, тарелку, чашу.
ОПАРНИЦА

Опарница - керамическая посудина, горшок, в котором готовится опара под кислое тесто. Посуда для подготовки опары и выхаживания теста на пироги, белые булки, блины, представляла собой глиняный сосуд, круглый, с широким горлом и слегка зауживающимися к поддону стенками. С внутренней стороны опарник был покрыт глазурью. Высота опарника колебалась от 25 до 50 см, диаметр горла от 20 до 60 см. Форма была удобна для замешивания опары и теста как рукой, так и мутовкой. Для приготовления опары в теплую воду закладывали закваску (как правило, тесто, оставшееся от предыдущей выпечки), перемешивали с половиной муки, необходимой для изготовления хлеба или пирогов, и оставляли в теплом месте на несколько часов. После закисания опару, если она была предназначена для выпечки ржаного хлеба, перекладывали в дежу, квашню, добавляли муку, месили и, закрыв плотно крышкой, ставили в теплое место. Если опара ставилась для пирогов, то ее оставляли в опарнике, добавляли муку, яйца, сметану, месили и оставляли подходить. В народном сознании слово «опара» осмыслялось как незаконченное, не доведенное до конца дело. При неудачном сватовстве обычно говорили: «С опарой воротились», а если сваты заранее знали, что в сватовстве им откажут, то говорили: «За опарой поехали». Термин бытовал на всей территории России.

ПЛОШКА

Плошка - (плоский) низкий, широкий, развалистый сосуд, б. ч. глиняный, черепяный; латка, глиняная сковородка, круглая или долгая.

 

ПОДОЙНИК (ДОЁНКА, ДОИЛЬНИК)

Подойник - утварь для дойки, представляет собой деревянный, глиняный, медный сосуд с открытым широким горлом, носиком, расположенным в верхней части, и дужкой. Глиняные и медные сосуды имели форму горшка, деревянные повторяли форму ведра с расширенными кверху стенками. Подойник обычно изготавливался без крышки. Свеженадоенное молоко предохранялось от пыли тонкой холщовой тканью, завязывавшейся вокруг горловины сосуда. Молоко, закрытое сразу после дойки крышкой, могло скиснуть. Подойник покупался всегда вместе с коровой. При этом его нельзя было брать голой рукой. Он передавался из полы в полу, из рукавицы в рукавицу, его поднимали с земли, благословясь. Если на новом месте корова не доилась, колдун подойником с водой крестил животному рога, копыта, соски, шептал заговор и опрыскивал водой из подойника. С той же целью наполняли водою до краев все прочие подойники. Подойники были распространены по всей России под разными названиями, образованными от слова «доить».

ПОЛЕВИК ГОРШОК

Полевик горшок - полевик, поленик, польник, полюх, полюшек, кувшинчик - керамический сосуд для носки питья в поле.

РЫЛЬНИК

Рыльник - сосуд для пахтанья и перетапливания коровьего масла, представлял собой глиняный сосуд с широким горлом, круглым в сечении туловом, слегка суживающимся к донцу. В верхней части тулова имелся короткий носик - «рыльце» или маленькое отверстие для сливания пахты и растопленного масла. На противоположной носику стороне тулова - длинная глиняная прямая ручка. При пахтании масла в топник наливалась сметана (сливки, прокисшее слегка молоко), которая сбивалась мутовкой. Сбившееся в комок масло вытаскивалось, промывалось, складывалось в глиняный таз. Пахта сливалась в ушат на пойло скоту. При перетапливании топник, наполненный маслом, ставился в хорошо протопленную печь. Растопленное масло сливалось в деревянную кадку. Оставшаяся на дне топника маслянистая творожная масса шла на приготовление пирогов, блинов.

УМЫВАЛЬНИК

Умывальник - керамическая посуда для умывания. Подвешивалась на кожанный ремешок. Изготавливалось в двух вариантах: с одним горлышком и с двумя.

ЧЕРЕПУШКА

Черепушка - керамическая миска малого размера. Предназначалась для второстепенных блюд - салатов, соленьев и приправ в древней Руси.

 

 

 

Устойчивость обожженного глиняного теста по отношению к разрушающим силам почвенных вод и ветра способствовала сохранению почти всего керамического материала древности. Повсеместное распространение глин, простота изготовления изделий дают большие возможности использовать этот материал для широких исторических исследований. Чаще всего до нашего времени доходят черепки от разбитой посуды, реже попадаются целые сосуды.
Глиняная посуда каменного века имеет свои особенности. Несовершенные материалы и техника производства обусловили плохую сохранность керамических изделий. До нашего времени дошли только фрагменты горшков из грубого глиняного теста с характерным ямочно-гребенчатым орнаментом. От эпохи раннего железного века на территории Тверского Поволжья сохранилась посуда племен, так называемой, дьяковской культуры. Горшки все так же лепили без применения каких-либо технических приспособлений (вручную). Однако, с этой эпохи археологи находят уже почти полностью сохранившиеся сосуды.
Наиболее активно керамические изделия стали использовать в средневековье (VIII-ХVI вв.). Именно об этом периоде и будет идти речь далее. Продукцией древнерусских гончаров была многообразная посуда, детские игрушки, кирпичи, облицовочные плитки. Основной наиболее широко используемой керамической посудой Древней Руси были кухонные печные сосуды - горшки, крынки, жбаны, миски, сковороды. Из глины изготовляли также всевозможные светильники, рукомойники, корчаги, амфоры и ряд подобных изделий.
Керамическое производство, уходящее своими технологическими традициями в глубь тысячелетий, до последнего времени базировалось на довольно элементарной технической основе. Процесс производства керамики состоял из четырех последовательных операций.
1. Подготовка сырья для производства изделий, т.е. приготовление специальной глиняной массы.
2. Формовка, т.е. изготовление формы самого изделия.
3. Разнообразная обработка поверхности, имеющая как техническое, так и декоративное назначение.
4. Обжиг, который обеспечивает физико-химические превращения в материале и завершающий изготовление керамического изделия.
Постепенно накапливая опыт в производстве гончарной посуды, древние мастера пришли к выводу, что для придания прочности и практичности посуде в глину необходимо добавлять различные примеси: песок, дробленый камень, слюду - для того, чтобы они были прочными; траву, солому, мякину - для того, чтобы во время сушки и обжига сосуды сохраняли свою форму и не трескались. Производственные навыки людей передавались из поколения в поколение, и сейчас существует возможность реконструировать все этапы производства посуды по этнографическим данным.
Современные археологи-экспериментаторы делают многочисленные попытки делать глиняную посуду по древним технологиям. Используются многочисленные способы обработки глины. Материал подвергают дозреванию (на длительный срок, несколько месяцев, складывают - в специальные ямы), обветриванию под открытым небом. Глину размельчают и просеивают, добавляют воду. Она становится мягкой и пластичной. Затем замешивают глиняное тесто, добавляя в нее различные примеси.
Теперь можно непосредственно приступать к лепке сосуда. Техника формовки сосуда постепенно прошла сложный процесс от ручной лепки до использования наиболее сложного приспособления - ножного гончарного круга. Славяне Тверского Поволжья в ХI-ХIII вв. частично лепили горшки вручную, а доводили их до готового вида на легком ручном гончарном круге. Горшок начинают лепить с дна. Мастер на ладони формировал дно сосуда из глиняной "лепешки". Затем из глиняных жгутов толщиной 1-2 см и длиной до 20-30 см лепил стенки, прикрепляя их по спирали или по кругу один к другому. Сформировав тулово, горшок устанавливали на подставку гончарного круга. Подставку предварительно посыпали песком для того, чтобы легче было снимать готовое изделие. Довольно часто следы этой подставки можно обнаружить на дне. Это так называемая закраина - небольшой выступ (до 2-3 мм) по диаметру дна. Затем специальными деревянными ножами, руками или пучком травы сглаживали стенки сосуда с наружной и внутренней стороны, удаляя неровности и шероховатости. Такой способ производства керамики получил название ленточно-жгутового. На гончарном круге ремесленник придавал сосуду форму, моделировал плечико, шейку, венчик.
Итак, сосуд готов. Очень часто мастера делали клейма на дне горшков. Для этого на деревянной подставке вырезали различные знаки. Назначение клейм до конца не выяснено. Существуют многочисленные точки зрения по этому поводу. Клейма несут определенную смысловую нагрузку, являясь личной печатью ремесленника: 1)клейма - знаки гончаров, изготовлявших сосуды; 2)клейма - знаки заказчиков; 3)клейма имели религиозно-символическое значение; 4)клейма сначала имели только символическое значение, а потом превратились в знаки ремесленников, причем они могли быть и личными знаками гончаров, и знаками феодала, которому принадлежала ремесленная мастерская. Если исходить из символьного значения клейм, то можно предположить, что знаки наносили на сосуды для защиты их от порчи злых сил. У каждого из символов свое определенное значение.
Крест - древний магический символ, существовавший задолго до христианства у самых различных народов. Первоначально форма креста имитировала древнейшее орудие для добывания огня, поэтому он стал универсальной религиозной эмблемой огня, а затем солнца как огня небесного. Как и огонь, солнце возрождается и умирает в процессе движения по небу. Крест как эмблема солнечного божества становится языческим очистительным символом воскресения и бессмертия задолго до христианства.
Свастика - символ огня и солнца. По происхождению и содержанию близок к кресту. По внешнему виду отличается отростками, оканчивающими каждый луч, которые первоначально символизировали вращательное движение древнего приспособления для добывания огня, а затем, когда свастика стала символом солнца, обозначали его движение по небу.
Триквест - знак огня, домашнего очага, три изогнутые отростка которого напоминают трепетные языки пламени.
Крест в круге - идея о неразрывности связи небесного (солнце) и земного огня, затем идеограмма солнца.
Колесо - "солнце катится по небу".
Розетка - эмблема солнечных богов. Связь животворящих солнечных лучей и обильного произрастания цветов и трав.
Круг с вращающимися расчленением - вращающееся колесо-солнце. На избрижской посуде можно увидеть клейма в виде свастики, круга, различных модификаций ключей, розетки. На двух сосудах на дне видны одинаковые отпечатки в форме полумесяца диаметром около 1 см. Видимо эти горшки были произведены на одном гончарном круге, рукой одного мастера.
Следующий этап лепки сосуда - обработка поверхности. Горшок заглаживают мокрыми руками, пучком травы или куском шкуры животного. Дают некоторое время подсохнуть на воздухе и затем наносят орнамент. В зависимости от того, каким орнаментом мастер украшает сосуд, используются и специальные инструменты: острая палочка, разнообразные штампики, гребенки, палочка с намотанной веревочкой; иногда встречаются ногтевые вдавления. Орнаментальный узор избрижской керамики состоит обычно из элементов, включающих простейшие геометрические фигуры: треугольники, прямоугольники, горизонтальные или волнистые линии.
На одном сосуде встречается сразу несколько этих элементов. В большинстве своем это так называемый линейно-волнистый орнамент. У большинства сосудов орнамент нанесен на верхней части тулова (на плечике), но встречаются сосуды как без орнамента, так и почти полностью орнаментированные. Теперь подсушенный и украшенный орнаментом горшок необходимо обжечь в огне, чтобы придать ему необходимую прочность. По сведениям этнографов горшки, которые изготовлялись в каждой крестьянской семье, обжигались в печах, служивших для приготовления пищи. В городах, в ремесленных мастерских, существовали специальные печи для обжига керамики - горны, в которых достигалась очень высокая температура, и в результате этого керамическая посуда отличалась более высоким качеством. О том, каким образом был произведен обжиг сосуда, можно судить по излому черепка, цвету сосуда. Светлый и однотонный черепок в изломе свидетельствует о хорошем обжиге посуды, высокой и устойчивой температуре в горне. Зачастую древние мастера не могли создать таких условий, ведь приходилось обжигать посуду и в русских печах. Поэтому черепок в изломе может иметь двух- и трехслойную окраску. Более темный, непрокаленный слой находится в центре излома.
Для придания большей прочности готовому изделию, а отчасти в целях внешней привлекательности древние мастера производили химико-термическую обработку поверхности обожженной посуды. Это - каление, обваривание, чернение.
Каление - способ придания изделиям большей прочности. Суть операции состоит в следующем. Когда сосуды нагреваются докрасна и обжиг их считается законченным, их извлекают по одному из печи палкой или специальными клещами и окунают в бочку с чистой водой. Подержав в ней горшок менее минуты, его извлекают и оставляют остывать на воздухе. В результате закалки поверхность и излом сосуда слегка темнеют, становясь не кирпично-, а коричневато-красными.
Обваривание - прием обработки, изменяющий цвет сосуда и придающий большую прочность за счет уменьшения пористости. Суть заключается в следующем. Раскаленные докрасна сосуды по одному извлекаются из печи и "купаются" в корыте или в бочке с теплым хлебным раствором. Когда вся партия обожженных сосудов обработана таким образом, ее вновь ставят в печь. Предварительно угли в печи сгребают в сторону. Печь закрывают заслонкой и только на следующее утро извлекают из нее сосуды. По другому способу, горшки оставляют остывать на воздухе.
Чернение - способ придания изделиям темного цвета. Когда в горне или печи обжиг изделий закончен, то сосуды не извлекают из нее, как при обваривании, а оставляют там же. Подбросив в топку горна или в печь каких-либо горючих материалов, способных выделять большое количество дыма, печь наглухо "замуровывают" - забрасывают землей или замазывают глиной все щели, создавая условия для тления топлива. В результате готовое изделие приобретало характерную черную, а чаще серую окраску.
После довольно подробного рассказа о технологии изготовления глиняной посуды можно перейти непосредственно к характеристике коллекций керамики в нашем музее.
По форме избрижская глиняная посуда является типично славянской: широкогорлые горшки с высоким плечиком и отогнутым наружу венчиком. Высота сосудов колеблется от 9 до 13 см, хотя встречаются и очень большие - 21 см. Диаметр самой широкой части тулова - от 12 до 18 см. Все сосуды изготовлены из красных глин, широко распространенных на территории Тверского Верхневолжья.
Посуда сельского населения второй половины Х - начала XII в. имела различное функциональное назначение. Прежде всего, необходимо отметить, что вся посуда, представленная в нашей коллекции, является ритуальной. Каждый из этих сосудов находился в ногах умершего, в курганной насыпи, и служил емкостью для поминальной пищи. Одним из характерных примеров является глиняный горшок, найденный в захоронении маленькой девочки. На горле этого небольшого сосуда (до 10 см) хорошо видна железная гривна, помещенная туда в сакральных целях.
Однако эту посуду могли использовать и в быту. Так, горшки - наиболее многочисленная группа сосудов - использовались как в качестве кухонной, так и в качестве столовой посуды. На использование их как кухонной посуды указывает наличие пригорелой пищи на внутренней стороне девятнадцати сосудов. Кринкообразные сосуды использовались для хранения жидкостей, в частности молока. Корчага применялась для хранения зерна и других сыпучих продуктов. Можно предположить, что сосуд на поддоне использовался для хранения меда или растительного масла.
У большинства сосудов (около 60%) на тулове присутствуют пятна нагара, что свидетельствует об их активном использовании в приготовлении пищи. Есть и абсолютно чистые горшки. Возможно, их изготовляли специально для похоронного ритуала или для хранения холодных продуктов.
По остаткам пищи, встречающимся в горшках, можно сделать вывод о том, что ели наши предки много столетий назад. Чаще всего это остатки пригорелой растительной пищи - всевозможные каши из пшеницы, проса, бобов, гороха и многих других культур. Иногда рядом с развалами горшков находят кости домашних животных: коз, овец. По всей вероятности, это остатки тризны - поминовения по усопшему.
Таким образом, глиняная посуда может рассказать нам очень много нового и интересного из жизни людей много веков назад.

 

ГОРШОК - утварь для приготовления пищи в виде глиняного сосуда с широким открытым верхом, имеющим низкий венчик, круглым туловом, плавно сужающимся к донцу. Горшки могли быть разных размеров: от маленького горшочка на 200— 300 г каши до огромного горшка, вмещавшего до 2—3-х ведер воды.
На протяжении многих столетий был главным кухонным сосудом на Руси. Им пользовались в царских и боярских поварнях, на кухнях горожан, в избах крестьян.
Форма горшка не менялась во все время его существования и была хорошо приспособлена для приготовления еды в русской духовой печи, в которой горшки находились на одном уровне с горящими дровами и обогревались не снизу, как на открытом очаге, а сбоку. Горшок, поставленный на под печи, обкладывался вокруг нижней части дровами или углями и тем самым оказывался охваченным жаром со всех сторон. Форму горшка удачно нашли гончары. Если бы он был более плоским или имел более широкое отверстие, то закипевшая вода могла выплеснуться на под печи. Если бы горшок имел узкое длинное горло, процесс закипания воды проходил бы очень медленно.
Горшки изготавливались из специальной горшечной глины, жирной, пластичной, синего, зеленого или грязно-желтого цвета, в которую добавляли кварцевый песок. После обжига в горне она приобретала красновато-коричневый, бежевый или черный цвет, в зависимости от первоначального цвета и условий обжига. Горшки редко орнаментировались, их украшением служили узкие концентрические круги или цепочка из неглубоких ямочек, треугольничков, выдавленных вокруг венчика или на плечиках сосуда. Блестящая свинцовая глазурь, придававшая привлекательный вид только что изготовленному сосуду, накладывалась на горшок с утилитарными целями — придать сосуду прочность, влагоустойчивость. Отсутствие украшений было обусловлено назначением горшка: быть всегда в печке, лишь ненадолго в будни показываться на столе во время завтрака или обеда.
В крестьянском доме было около десятка и более горшков разных размеров. В одних варили жидкие похлебки, в других — каши, в третьих — картофель, четвертые предназначались для кипячения воды и т. п. Их приобретали у гончаров, развозивших товар по деревням, покупали на ярмарках. Горшками дорожили, старались обращаться с ними аккуратно. Если горшок давал трещину, его оплетали берестой и употребляли для хранения продуктов. Про такой горшок в русской деревне была загадка: «Был ребенок — не знал пеленок, стар стал — пеленаться стал».
Горшок — предмет бытовой, утилитарный, в обрядовой жизни русского народа приобрел дополнительные ритуальные функции. Ученые считают, что это один из самых ритуализованных предметов домашней хозяйственной утвари. В поверьях народа горшок осмыслялся как живое антропоморфное существо, у которого есть горло, ручка, носик, черепок (череп). Горшки принято делить на горшки, несущие в себе женское начало, и горшки с заложенной в них мужской сущностью. Так, в южных губерниях Европейской России хозяйка, покупая горшок, старалась определить его родо-половую принадлежность: является он горшком или горшицей. Считалось, что в горшице сваренная еда будет более вкусной, чем в горшке. Интересно также отметить, что в народном сознании четко проводится параллель между судьбой горшка и судьбой человека. Это находит свое выражение в загадках, где рассказывается о рождении горшка, его жизни и смерти, а также в таких параллелях, как «ломаный горшок — брошенная жена», «девки — посуда аховая: и не увидишь, как разобьется» и т. п. Горшок нашел себе довольно широкое приме¬нение в погребальной обрядности. Так, на большей части территории Европейской России был распространен обычай разбивать горшки при выносе из дома покойников. Этот обычай воспринимался как констатация ухода человека из жизни, дома, деревни. В Олонецкой губ. эта идея выражалась несколько иначе. После похорон горшок, наполненный в доме умершего горячими углями, ставился вверх дном на могилу, при этом угли рассыпались и гасли. Кроме того, покойника через два часа после смерти обмывали водой, взятой из нового горшка. После употребления его уносили подальше от дома и закапывали в землю или бросали в воду. Считалось, что в горшке с водой сосредотачивается последняя жизненная сила человека, которую сливают во время обмывания покойника. Если такой горшок оставить в доме, то покойник будет возвращаться с того света и путать живущих в избе людей.
Горшок использовался также как атрибут некоторых обрядовых действий на свадьбах. Так, по обычаю, «свадебщики» во главе с дружкой и свашками утром приходили бить горшки к помещению, где проходила первая брачная ночь молодых, пока они еще не вышли. Битье горшков воспринималось как демонстрация перелома в судьбе девушки и парня, ставших женщиной и мужчиной.
В поверьях русского народа горшок часто выступал как оберег. В Вятской губ., например, чтобы предохранить кур от ястребов и ворон, на забор вешали вверх дном старый горшок. Это делалось обязательно в Великий четверг до восхода солнца, когда были особенно сильны колдовские чары. Горшок в этом случае как бы впитывал их в себя, получал дополнительную волшебную силу.
В.И. Даль
ГОРШОК м. (от горншек, горнчек, горнец. умалит. от горн) округлый, облый глиняный сосуд различного вида, выжженный на огне. Корчага, южн. макитра, самый большой горшок, репкой, с узким дном; горшки или корчаги плавильные, стекловарные, более или менее таковы же; горшок щаной, тамб. естальник, ряз. егольник, того же вида, равно кашник, —чек, но только поменьше. Горшочки называются: махотка, горшенятко, малыш. Высокие горшки, узкогорлые, для молока: глек, балакирь, кринка, горнушка, горлач. Горшок, обвитый берестой, пеленаный, для сухих припасов, молостов. Горшок с носком, подойник; с двумя носками и ручками, рукомойник или баран, для подвеса. Цветочные горшки обычно делаются прямой тульей, кверху пошире, с поддоном или латкой. Горшки сахароваров, поливаные кувшины, для стока в них патоки, они же кубаны, подставки. Щей горшок, да сам большой. Гора с горой не сходится, горшок с горшком столкнется. Мал горшок, да мясо варит. Мал горшок да угодник. Горшок с котлом не наспорится. Горшку с котлом не биться. Не наше дало горшки лепить, а наше дело горшки колотить. Насыпь по край мукой, так и горшок твой, от обычая так покупать горшки. Пуст (плох, худ, мал) горшок, да сам большой. Худ торжок, да не пуст горшок. Быть тебе в раю, где горшки обжигают. Хоромишки, что горшки стоят ни кола, ни двора, не огорожены. Не годится Богу молиться, годится горшки покрыть, дразнят суздальских богомазов. Был бы горшок, а покрышка найдется. На всякий горшок найдется покрышка. Был бы горшок, да было б в горшке, а покрышку найдем. Невелик сверчок, да поганит горшок. Горшок большой, а места не много. Слепой в горшке дороги не найдет. У него башка из табачного горшка. Едет, как горшки везет. Словно горшки на торг везет. Словно горшки-по-горшки! Сердитый с горшками не ладит, потому что перебьет. Не столько муж мешком, сколько жена горшком, сберегает, приносит в дом. Муж пьет, а жена горшки бьет. Разбил дед деревню, а баба горшок. Одним камнем много горшков перебьешь. Не боги горшки обжигают, а те же люди. Не горшок угодник, а стряпуха. Жена не горшок, не расшибешь (а расшибешь, берестой не перевьешь). Бабы через улицу из окна в окно горшки ухватом передают, так узка улица. Чего не варить, того непочто в горшок валить. Что не варится, того и в горшок не кладут. Горшок поставить или накинуть, на живот, то же что сухие банки. Горшок на живот, все заживет. Горшок брюха не испортит. Горшки легко перекипают через край, к ненастью. В мясном горшке железо кипит? конь, удила. Свет кощей, господин кощей, сто людей кормил, гулять ходил, головку сломил, кости выкинули, и псы не понюхали? горшок. Плотники без топоров срубили горенку без углов? горшок. Родится, вертится, растет, бесится, помрет — туда и дорога! горшок. Был ребенок, не знал пеленок, стар стал, пеленаться стал? то же. Не родился, а взят от земли, как Адам; принял крещение огненное, на одоление вод; питал голодных, надселся трудяся, под руками баушки повитухи снова свет увидел; жил на покое, до другой смерти, и кости его выкинули на распутье? горшок. Взят от земли, яко Адам; ввержен в пещь огненну, яко три отрока; посажен на колесницу, яко Илия; везен бысть на торжище, яко Иосиф; куплен женою за медницу, поживе тружеником во огне адском и надсадися; облечен бысть в пестрые ризы, и нача второй век жити; по одряхлении же разсыпася, и земля костей его не приемлет? горшок. || Горшки, пустые, легкие кирпичи клином, для кладки сводов. Горшечный, к горшку относящ., принадлежащий; иногда употреб. горшковый. Горшечное, корчажное пиво, домашней варки, брага, бражка. Горшковый свод, складенный, для легкости, из пустых кирпичей, горшков. Горшечный деготь, выгоняемый в горшках или корчагах; плохой. Красны девицы, пирожны мастерицы, горшечны пагубницы! свадебн. приговаривает дружка. Горшовик, горщевник перм. вят отымалка, тряпица, которою берут горячий горшок с шестка; твер. горщуха, горчуха, горчушка. Горшечник, горшеня м. работающий горшки и глиняный товар, скудельник, гончар; || торгующий им. || Новг. прозвище демьянцев. Горшечница ж. жена горшечника или баба, торгующая горшками. Горшенин или горшечников, —цын, ему, ей принадлежащий; горшечничий, званию или мастерству этому свойственный. Горшечничать, промышлять ремеслом горшени, горшеничать, горшенить. Горшечничанье ср. ремесло это.
М.Фасмер.
горшок
род. п. горшка. Во всяком случае, уменьш. от слав. gъrnъ, горн, горнец "горшок". Соболевский (Лекции 137) приводит форму горщки мн. (Домостр.), укр., блр. горщок. Бернекер (1, 371) предполагает образование, аналогичное камень : камешек, олень : олешек, баран : барашек
Краткая энциклопедия славянской мифологии
ГОРШОК, кувшин — наиболее ритуализированные предметы домашней утвари, связанные с символикой печи и земли и воспринимаемые как вместилище души и духов. Горшок для варева был конечной точкой ряда действий предметов и разделов природы, обеспечивающих благополучие земледельца: соха, вспаханная земля, семена, ростки, роса и дождь, серп, «кош» для увоза снопов, жерновки для размола, печь и горшок для изготовления еды. Каша и хлеб испокон века считались ритуальной пищей и обязательной частью жертвоприношений различным божествам плодородия (рожаницам, Роду и пр.). Существовали даже специальные виды каши, имевшие особое ритуальное назначение: «кутья», «коливо» (из пшеничных зерен) и пр. Варилась кутья в горшке, и в горшке же или в миске подавалась на праздничный стол, либо относилась на кладбище в «домовину» при поминовении умерших.
Важнейшей особенностью горшка и посуды в целом является антропоморфизм, что проявляется и на уровне лексики (горло, ручка, носик и т.п.), и в поверьях, приписывающих посуде рождение и смерть. Горшки и вообще посуда в народном представлении различались по «роду» и «полу», и хозяйки, покупая новый горшок, постукивали его и прислушивались к звуку, полагая, что если звук глухой, то это горшок — борщ в нем не будет удаваться; если же звук тонкий, звонкий, — горщица: все сваренное в нем будет вкусно.
Печь и пространство около нее, где располагались горшки и другая посуда, были в народной традиции тесно связаны с культом предков, с «тем светом». По поверью, горшки из печки нельзя обтирать «суконкою» или «запаскою», иначе покойные родители уйдут из хаты, избу покинет домовой и т.д. В некоторых местах принято было, посетив покойника или встретив похоронную процессию, по возвращении домой дотронуться до горшка или печи, что являлось очистительным обрядом (крестьяне говорили, что если этого не сделать, то «смерть будет стоять в очах», «покойник погонится следом», и т.д., т.е. смерть может настигнуть еще кого-то из домашних).
Горшки некогда использовали в похоронных обрядах и вообще в обрядах, связанных с культом предков. Так, у древних земледельцев существовало три варианта захоронения: курганные насыпи, погребальное сооружение в виде человеческого жилища (домовины) и захоронение праха в обычном горшке для еды. Горшок для приготовления еды, как символ блага и сытости, считался священным предметом, что позволяет построить следующую смысловую связь: умерший предок содействует урожаю, благополучию своих потомков; душа его с дымом погребального костра поднимается к небу, от которого зависит урожай; прах укладывается в «сосуд мал», который или уже применялся для приготовления ритуальной каши в день первых плодов, или был подобен такому. Горшок с прахом предка зарывался в землю и прикрывался сверху домовиной или курганом, т.е. прах находился в земле, от которой тоже находился в зависимости урожай славянина; таким образом, происходило как бы раздвоение магической силы умершего родича: душа уходила на небо, а тело — в землю (ср.: «А Радимиричи и Вятичи и Север один обычай имеяху — живяху в лесе, якоже вьсякый зверь... И аще къто умьряше, -твориху тризну над нимь. И посемь сътворяху краду велику и възложаху на краду мьртвьца и съжьжаху и. Посемь, събравшъше кости, възложаху в судину малу и постав ляху на стълпе на путьх, еже творять Вятичи и ныне. Сиже творяху обычая и Кривичи и прочий погании, не ведуще закона божия, нъ творяще сами себе закон»).
Древние горшки для похоронных обрядов представляли собой сосуды-печки, небольшие горшки упрощенной формы, к которым приделывается цилиндрический или усеченно-конический поддон-печь с несколькими круглыми дымовыми отверстиями и большим арочным проемом внизу для топки лучинами или углями. Арочка иногда украшалась тремя острыми выступами. Всей конструкции в целом придавался вид человекообразного чудища: топка оказывалась огнедышащей клыкастой пастью, дымовые отверстия, из которых должно вырываться пламя, воспринимались как глаза (чудища были двух- и трехглазыми), боковые ручки — как уши; а пар, поднимающийся от варева в горшке и смешивающийся с дымом, делал чудовище косматым. Такой горшок являлся связующим звеном между богом неба и плодоносных туч и кремированными предками, души которых теперь уже не могли воплотиться в живые существа на земле (как в прежние времена, когда похоронный обряд должен был обеспечить реинкарнацию, перерождение души), вечно пребывая на небе.
Окутанная паром, огнедышащая голова, в которой варился первый сбор урожая, являлась как бы синтезом образа бога неба в его грозовой ипостаси (представленного печью) и образа предка, символом которого был вмазанный в эту печь простой горшок, вместилище ритуальной еды. Только что появившийся обряд трупосожжения в какой-то мере отрывал умерших от земли; культ предков раздваивался — одни действия были связаны с новыми представлениями о невидимых «дзядах», витающих в Ирие и призываемых живыми людьми на семейные праздничные трапезы, а другие магические действия по-прежнему были приурочены к кладбищу, к месту захоронения праха и единственному пункту, реально связанному с умершим. Новый обряд захоронения в горшке-урне объединял идеи этого нового периода: представление о бестелесной душе (сожжение), заклинательную силу горшка для первых плодов (урна-горшок с прахом предка-покровителя), заклинание плодоносящей силы земли (зарытие урны в землю) и создание модели дома данной семьи (домовина над зарытой урной с прахом предка членов семьи). На праславянской территории (в ее западной половине) прах предка начали насыпать в горшок в XII-Х вв. до н.э., а до этого на всей прародине славян встречаются сосудообразные конические предметы с большим количеством отверстий, формой напоминающие печки-горшки.
Очевидно, отголосками этого древнего похоронного обряда являлись такие ритуальные действия позднейших погребальных обрядов, как помещение в гроб сосуда с пищей, битье горшков при выносе покойника из дома или оставление на могиле перевернутого горшка. Вместе с горшком в гроб с покойником часто клали хлеб, кашу (в горшке) и т.д.; в гроб ребенку ставили кувшин с молоком, а взрослым — горшок с водой. За гробом иногда несли горшок с освященной водой, которой кропили могилу; остатки воды там же выливали, а сам горшок, перевернув вверх дном, ставили в головах покойника сверху могилы, чтобы ему на «том свете» было чем пить воду. Горшок с углями в некоторых местах был непременным атрибутом похоронной процессии; после похорон горшок ставили на могиле вверх дном, и угли рассыпались (ср. обычай «греть покойников»).
Горшок, из которого обмывали покойника, как и другие связанные с ним предметы (мыло, гребень, солому), считали «нечистым» и опасный предметом, поэтому после похорон его относили на перекресток, на рубеж с другими селением, на чужое поле, закапывали во дворе, в доме, бросали в реку, вешали на высокий кол изгороди и т.д., т.е. удаляли горшок за пределы дома, двора, села и т.д., чтобы уберечь себя от порчи, несчастья, «возвращения в дом смерти», Если умирал хозяин («большак»), то горшок, из которого его обмывали, закапывали под красный угол, чтобы в избе «не переводился домовой»; если же из горшка обмывали «второстепенное лицо», то горшок после этого относили на рубеж поля, «чтобы покойник не являлся и не стращал».
С культом мертвых был связан и обычай, в силу которого в новых домах в древности закапывали в разных углах дома, в том числе и за печью, горшки, наполненные разными предметами в честь «домашних богов». Так, например, в некоторых местах существовал обычай закапывать под фундаментом дома, а также в ямах во дворе и в саду горшки и др. посуду с остатками обрядовых трапез; в некоторых местах закапывали в землю или топили горшки с остатками курицы-«троецыплятницы». Горшок с кашей-кутьей кое-где закапывали и на том месте, где после ставили избу. Горшки с кашей девушки также закапывали на месте, где собиралась деревенская «улица», чтобы туда «притянуло» парней.
Во многих местах горшки с остатками еды, особенно после ритуальной трапезы (в дни поминовения умерших, в большие годовые праздники и пр.), оставляли на ночь на столе, чтобы из них ели души умерших, домовые духи и пр. Но при этом с оставлением на ночь посуды иногда связывались и отрицательные поверья: считалось, например, что если оставить ложки в горшке или миске, то ночью будет мучить бессонница; чтобы хорошо спалось, горшки переворачивали на стол или на полку.
Горшок, кувшин или их части (горлышко) нередко использовались в бытовой магии как обереги домашней птицы. Например, украинцы и белорусы верили, что горшок, повешенный на забор, либо перевернутый днищем вверх, бережет кур и цыплят от ястребов. Во многих восточнославянских деревнях в Великий четверг до восхода солнца хозяйка дома, нагая, бежала со старым горшком в руках на огород и опрокидывала горшок на кол, где он и оставался в течение всего лета; считалось, что он предохраняет кур от хищных птиц, сглаза и прочих бед. Отбитое горло кувшина или горшок без дна служили у русских воплощением куриного бога; их вешали обычно в курятнике, чтобы кикимора или домовой не тревожили кур, а также для того, чтобы куры лучше неслись. Кроме того, битый горшок или старая одежда и шапка, надетые на палку, в некоторых местах призваны были защитить кур от ястребов, а посевы от воробьев, сглаза, порчи и пр.
В народных поверьях горшки и др. сосуды нередко оказывались связаны с атмосферными осадками и небесными светилами. Так, например, ведьмам приписывалась способность красть с неба месяц, звезды, а также росу и дождь и прятать их в горшках или кувшинах (ср., например, быличку о женщине, которая, случайно заглянув в горшок ведьмы, обнаружила там дождь; после открытия горшка прекратилась долгая засуха); вообще, нередко считалось, что в горшке ведьма может «хранить обилие». В новый горшок клали вещи и волосы человека, который находился далеко от дома, и пекли горшок в печи, чтобы человек затосковал и вернулся обратно. При переходе на новоселье хозяева использовали горшок, чтобы перевезти домового на новое место: в горшке переносили жар из старого дома, приглашая домового в новую избу; там высыпали угли в печь, а сам горшок разбивали и ночью закапывали черепки под передний угол. Иногда вместо углей в горшке несли кутью, которую оставляли на ночь на столе или у печи, воспринимая этот обряд как приглашение домового на новоселье.
В некоторых случаях горшки использовали и как оберег от нечистой силы. Например, новый горшок в некоторых быличках надевали на голову, чтобы обмануть беса или черта. На Русском Севере существовали также былички о том, как при помощи горшков девушки убереглись от преследования покойника-упыря, нечистого духа и т.п. (ср., например: «Вот оне идут, а он («нечистик») гонится за ними. Девки и заскочили в крайнюю избу... Хозяйка им горшки на головы надела, говорит: «Сидите, не двигайтесь». Вот он заскочил в избу-то, горшки перебил и исчез. А коли бы они горшки-то не надели, так были бы без голов...»).

ЧАГА

ГВОЗДЯНКА

ДЫРОВАТКА

ДЫРЯНКА

БАЛАКИРЬ
БЫЧОК - чашка в виде быка.
БОЧКАРЬ - бочонок с носиком, горлышком и ручкой.
ПУДОВИК
ОЙНОХОЯ - керамический кувшин с носиком оригинальной формы, использовавшийся для разливания жидкостей на пиршествах, обыкновенно вина. Процесс ускорялся за счет трех стоков на горлышке, что позволяло наполнять сразу три чаши.
ОКРИН - церковный керамический сосуд, чаша; кувшин, горлач, ваз
ТОПНИК

МАСЛЕНКА

ТОПУШКА

ДОЙНИК - большой горшок с носиком и ручкой сбоку.
ДОЁНКА

ДОИЛЬНИК

ЕГОЛЬНИК, ягольник м. ряз. горшок щаной или кашник. Тамб. малый кашничек (от польск. яглы, пшено?). Ягольник яруя, двухвостка, возьми-ка цупызник, да уцупызни яго! горшок перекипает, невестка, возьми-ка уполовник, да уполовинь его. Еголь, егол м. умалит. еголесик, черепок от битой посуды, иверень, верешок.
ДИСКОС - церковное блюдце с поддоном, на которое кладут вынутый из просфоры агнец. На дискос полагалось помещать пелену-дископокровец.
ГОРНШЕК
ГОРНЧЕК
ГОРНЕЦ
МАХОТКА, ГОРШЕНЯТКО, МАЛЫШ -  высокие горшки, узкогорлые, для молока: глек, балакирь, кринка, горнушка, горлач



Глазурь для обжига своими руками

Глазурь для обжига своими руками

Глазурь для обжига своими руками

Глазурь для обжига своими руками

Глазурь для обжига своими руками

Глазурь для обжига своими руками

Глазурь для обжига своими руками

Глазурь для обжига своими руками